«Подорожание в умах — причем на уровне посредников…» Сергей Густов о том, как газ доходит до домов и что этому может препятствовать

23 мая 2022

Около миллиона домовладений по всей России должны подключиться к газу в этом году по программе догазификации, причем бесплатно. Но на пути могут встретиться сложности — и в виде длительных согласований, и в лице посредников, которые взвинчивают цены на котлы, плиты и прочее внутреннее оборудование.

 Сергей Густов, генеральный директор Группы Газпром межрегионгаз и компании «Газпром Газификация»

  Сергей Густов, генеральный директор Группы Газпром межрегионгаз и компании «Газпром Газификация»

В интервью «Фонтанке» Сергей Густов, генеральный директор Группы Газпром межрегионгаз и компании «Газпром Газификация», рассказал об абонентах, которые не хотят делиться трубой, о региональных субсидиях и льготах, об отечественном бытовом оборудовании и о почти стопроцентном импортозамещении, которого удалось добиться в газификации.

— Как повлияла сложная ситуация в экономике России на работу компаний «Газпром межрегионгаза»?

— Пока мы не видим, что внешние ограничения как-то сказываются на запланированных работах по программам развития газоснабжения и газификации регионов РФ на 2021 — 2025 годы и по ускоренной догазификации домовладений граждан. Мы сотрудничаем с отечественными производителями материалов и комплектующих, и наши партнеры нас не подводят — все договоры исполняются своевременно и в полном объеме.

— Вы говорите о двух программах — газификации и догазификации. В чем разница?

— Пятилетние программы развития газоснабжения и газификации регионов РФ ПАО «Газпром» были подписаны Алексеем Миллером с главами 68 субъектов. По ним мы проводим газ туда, где его в принципе нет — это 3632 населенных пункта. Это строительство газопроводов-отводов, межпоселковых газопроводов и газораспределительных станций. Параллельно мы подключаем жителей новых населенных пунктов к газораспределительным сетям.

Вторая, как мы ее называем, «программа догазификации», — была объявлена в 2021 году. Суть ее в следующем: если к поселку подведена труба, то мы строим внутри поселка газопроводы, чтобы подключить каждый дом, хозяин которого подаст заявку. Есть поручение Президента проводить эту работу бесплатно для людей.

— Почему, как вы думаете, такой проект доверили именно вам? Как вы ответите на этот вопрос?

— Это, конечно, не у меня надо спрашивать. Была создана специальная компания «Газпром газификация», которую доверили возглавить мне.

Я занимался газификацией всю свою сознательную жизнь. У меня вообще всего два места работы в жизни. Сначала в Горном институте — я учился, работал на кафедре, затем был проректором по международной деятельности, а потом перешел в «Газпром» и стал заниматься газификацией.

Так что — возвращаясь к вашему вопросу — я понимаю уровень ответственности за порученную работу. Что касается нашей компании, то здесь собралась команда со всей страны — люди, которые все время работали в газораспределении и знают, что такое строительство новых сетей и какая огромная ответственность перед потребителями лежит на нашей компании. «Газпром» большой, в его структуре есть геологоразведка, добыча, магистральный транспорт, хранение. Подошла труба к населенному пункту и дальше начинается наша зона — газоснабжение и газификация. И здесь требуется кропотливая работа. Мы — компания, самая близкая к потребителю, к людям.

Сначала дух захватывало от задачи — ведь это по сути вся страна, а сейчас, знаете, появился такой хороший драйв: потому что я и моя команда знают, как ее исполнить. Появилась осознанная уверенность!

— Что изменилось в компании с вашим приходом?

— В «Газпроме» была создана специализированная компания, которая ничем кроме газификации, не занимается. Например, сегодня закупки идут на конкурентной основе только на электронной площадке и только у производителей, с определением предельного уровня цены. Вы можете сами прийти и увидеть, как компании бьются за тот или иной лот. И в то время, когда цены растут на комплектующие, у нас цена контракта снижается на 3–10%. Поставщики готовы на это, чтобы выиграть конкурс и построить газопровод, благодаря чему план 2021 года мы выполнили даже с избытком.

— Сколько удалось сэкономить таким образом?

— Скажу на примере закупок по программе развития газоснабжения и газификации регионов. По итогам работы в 2020 году было проведено закупок почти на 82 млрд рублей. Экономия на этих закупках составила 5,8 млрд рублей. И это с учетом того, что мы проводили конкурсы по уже выполненным проектам, со сметами. В 2021 году эффект был не меньше: проведено закупок на 70,2 млрд рублей, экономия составила 5,9 млрд рублей. Среднее снижение начальной цены контрактов по регионам — 8%, в отдельных случаях — 15% и даже 20%.

— Не может же все идти как по маслу? Какие-то вопросы остаются нерешенными?

— Конечно, не может. Мы регулярно мониторим обращения всех участников процесса газификации. И по этим вопросам проходят заседания федерального штаба под руководством заместителя Председателя Правительства РФ Александра Новака. В штабе участвуют первый зам Председателя Совета Федерации, Андрей Турчак, губернаторы, представители федеральных органов власти — ФАС, Минэнерго, Минстрой.

Распространенная проблема, особенно в районах, примыкающих к большим городам. Когда основной абонент построил себе трубу за свой счет, а теперь не дает к ней подключаться. По сути, это его труба, поэтому он говорит: «Платите». Нам же надо присоединить людей без использования их средств. Нет смысла строить параллельную трубу, хотя на уровне здравого смысла можно понять этого «хозяина» — ведь соседа он не пускает, потому что тот в свое время не вложился в прокладку труб.

— Есть же опция изъятия для государственных нужд…

— Не хотелось бы таких радикальных мер. Поэтому мы ждем, что правительство урегулирует этот вопрос. Например, определит, как рассчитать компенсацию собственнику трубы, либо зафиксирует какую-то плату за подключение к сетям основного абонента и при этом установит, что собственник не может препятствовать подключению.

— Какие-то еще формальные вопросы остались не решенными?

— Мы просим установить уведомительный порядок выдачи разрешения на строительство газопроводов (в том числе отводов-вводов) — там речь-то идет о кусочках в 30 метров с отсутствием пересечений с другими инженерно-техническими коммуникациями. Но чтобы получить ордер, нам надо обратиться к муниципальным властям, а они могут принимать решение долго.

Поэтому мы и просим решать вопрос в уведомительном порядке — если нам не отвечают в течение какого-то времени, значит, препятствий нет, и мы можем приступать к работе.

Задача федеральных и региональных властей — донести до каждого муниципала, что если приходит заявка на строительство газопровода — надо быстро ответить. Есть примеры Московской области, Краснодарского края, Адыгеи, где местная власть уже реализовала наше предложение, и это на 30–40 дней сокращает время строительства газопровода до домовладения.

— В сроки укладываетесь?

— Да. Наш текущий план по догазификации рассчитан до конца 2022 года, при этом мы следим по ежемесячным планам-графикам по каждому региону — успеваем мы или нет. Пока только несколько субъектов попали в желтую зону, им надо наверстывать, это десятая часть от всего количества.

Среди них, например, Псков. Сейчас мы разбираемся, в чем причина, может, недостаточно наняли подрядчиков, ищем дополнительных.

В Ленинградской области — проблемы есть у двух районов, но я уверен, что «Газпром газораспределение Ленобласть» исправит ситуацию уже в мае. В план-график газификации по Ленобласти вошли более 60 тысяч домовладений в 516 населенных пунктах, в этом году планируется догазифицировать почти 44 тысяч домовладений.

Важно подчеркнуть, что у этой программы нет проблем с финансированием, т.е. сослаться исполнителям или регионам на то, что «нет денег», не получится. У нас заключены договоры со всеми региональными операторами по газификации в тех субъектах, где нет компаний «Газпрома».

Например, в Петербурге это «ПетербургГаз» — ему и денег от нас не надо. Более того, в городе собрано фактически 100% заявок на догазификацию — коллеги с этой задачей прекрасно справляются.

— А в России сколько всего объектов в зоне программы?

— Регионы насчитали потенциал догазификации — более 2 млн домовладений, это все дома в населенных пунктах, куда уже подведен газ. Но по итогу субъекты включили в свои программы планы-графики на 1,2 млн домов — там, где оформлена собственность на домовладение.

— Почему не все дома вошли в этот план-график?

— Ситуация может быть разная. Например, далеко не все дома в сельской местности оформлены официально — сплошь и рядом люди не регистрируют собственность. Но мы же не можем подать газ в дом, которого формально не существует. Поэтому если хочешь газ в дом — надо оформить право собственности. И многие люди это поняли. И здесь мы уже ждем встречных шагов со стороны администрации: хотелось бы, чтобы был упрощенный порядок оформления собственности на дом в сельской местности. Многие губернаторы идут на это. В общем, догазификация вскрыла ряд глубинных проблем, которые требуют решения.

— Сколько заявок на подключение к домам из этого миллиона вы уже получили?

— Примерно половину от плана — мы приняли около 580 тыс. заявок на догазификацию, а договоров заключено только 378 тыс. Опять цифры не бьются. Почему? Потому что человек не подписывает договор, который ему дали. А почему? Потому что трубу доведут до участка — а дальше сам. Надо купить плиту, котел, батареи поменять, а у него денег нет. Этот набор сейчас обойдется в 80 — 90 тысяч.

Но мы помним, что раньше регионы строили внутрипоселковые сети за свой счет, а теперь за это платит «Газпром», значит, деньги в региональном бюджете остались. Поэтому мы и обращаемся к руководителям регионов с предложением расширить меры соцподдержки граждан в рамках мероприятий по догазификации.

Важно, что регионы нас слышат и оперативно реагируют на потребности людей. Например, и в Петербурге, и в Ленобласти уже значительно расширили список льготных категорий, которым будут компенсированы затраты на обустройство газового оборудования внутри дома.

— Когда ожидаете остальных заявок?

— Мы заметили, что количество стало расти экспоненциально по мере того, как таял снег. Потому что в январе-феврале люди не думали о смене схемы теплоснабжения дома и топили тем, что есть. А снег растаял, впереди лето — самое время менять систему отопления, чтобы следующей зимой уже топить по-новому. Также кратно растет спрос на плиты и котлы.

— Эти плиты и котлы импортные или отечественные?

— Раньше было засилье импортных котлов, сейчас котлы российские — и мы видим, что отпускные цены на заводе на плиты как были, так и остались — 12 тысяч рублей. А в магазине или в интернете она стоит уже 25 тысяч. Почему?..

— Вы сами так за этим следите?

— У меня по пути домой есть магазин, где плиты продают — я заехал недавно посмотреть. Надо же понимать обстановку… И сейчас мы будем поднимать вопрос о предельной наценке торговых сетей на газовое оборудование. Нет никаких объективных предпосылок для такого роста, просто какое-то подорожание в умах — причем на уровне посредников, торговых сетей и т.п.

— А на стройке что? Строители жилья, например, жалуются на кратный рост цен на материалы.

— В газификации главное что? Труба — металлическая или полиэтиленовая. Буквально до 2019 года полиэтилен для труб закупался в том числе и за рубежом, но с 2019 года предприятия перешли на российские поставки и сейчас сырье не подорожало — труба, соответственно, приблизительно в той же цене.

— Полностью все потребности ваши закрыты?

— Мы встречались с производителями — собрали 140 предприятий, которые поставляют нам всё: трубы, газорегулирующее оборудование, котлы, арматуру, приборы учета. Но нам все равно нужно больше российских заводов по производству полиэтиленовой трубы в регионах, потому что ее невыгодно возить за тысячу км.

Недавно открылся завод в Череповце. Еще одно новое производство в Боровичах — в Новгородской области, где большая программа газификации. Теперь трубу производят прямо в регионе, вблизи от стройки. В Петербурге на давно действующем заводе компании «Петерпайп» поставили установку по производству полиэтиленовой трубы мощностью 3 км в сутки. Толстостенная труба — лучше, чем любая зарубежная — и на вид, и по качеству.

 Вообще, мы уже довольно глубоко работаем по теме импортозамещения. Например, недавно обнаружили, что газорегулирующее оборудование у нас отечественное, а вот небольшая деталь в нем — мембраны — импортная, и оказалось, что в стране их не производят в промышленном масштабе. Не сомневаюсь, что в России могут производить это несложное изделие, просто раньше об этом никто не задумывался.

У нас, как у компании Группы Газпром, программы импортозамещения начались не вчера — и теперь 100% труб для магистральных газопроводов делается в России. А помните, как в конце 1970-х меняли газ на трубы — вообще не было труб местного производства.

— Наше интервью выходит через несколько дней после 9 мая, и я не могу не спросить — зачем потребовалось принимать отдельный закон о бесплатных поставках на Вечные огни?

— Действительно, были внесены изменения в законодательство, которые позволяют организовать на безвозмездной основе поставку газа для горения Вечных огней и Огней памяти.

Причем «Газпром» и до выхода закона компенсировал затраты на горение огней в городах-героях и городах воинской славы. Ежегодно компании Группы Газпром межрегионгаз в своей зоне ответственности поставляют газ на мемориальные комплексы с «Вечными огнями» и «Огнями памяти» в объеме более 20 млн кубометров. Более того, своими силами осуществляют техническое обслуживание, ремонт и реконструкцию газового оборудования мемориальных комплексов, очистку и замену газовых устройств.

Теперь «Газпром межрегионгаз» будет поставлять газ для всех Вечных огней и Огней памяти, внесенных в реестр Минобороны России, безвозмездно. Я считаю, что Вечные огни должны гореть всегда, потому что это — память о подвигах.

— Мне рассказали, что вы поисками сами занимаетесь?

— Занимался. Сейчас уже в меньшей степени сам лично, но у нас в компании есть энтузиасты, которые занимаются поисковыми работами, причем не только в Ленинградской области. В Ростовской области очень большое объединение, они даже танк откопали, восстановили. И такую деятельность будем продолжать. Это задача особой значимости.

— Ваш интерес в чем? Почему для вас это важно?

— Потому что у меня деды воевали, один и второй. Потому что все должны понимать, что такое Родина и должны быть готовыми ее защищать.

Автор: Александр Горшков

Источник: «Фонтанка.ру»